Ишачья жизнь (эссе)

Абдулазиз Махмудов
00:15 26.12.2009

– Бай – бо –о-о! Ох-хо-хо ! – Сокрушался старый дехканин по имени Мамадали, воздев скрюченные руки к небесам.После обращения ко всевышнему ,
скорбные глаза его устремлялись на потравленную
бахчу.На широченных грядках валялись изувеченные
дыни.Пудовые ”торпеды” были варварски обглоданы,
расколоты и подавлены дикими кабанами повадивши
мися сюда с поймы Аму-Дарьи…
Бог богом, но дальше так продолжаться не могло.
Бахча стала турнирным полем для обнаглевших живо-
тных.Свиньи бесчинствовали вторую неделю. – Еще
несколько таких ночей,- думал расстроенный земледе-
лец , – и прощай урожай. – Обойдя свои владения и подсчитав убытки, старик принял твердое решение отомстить ”шайтанам”
На следующий день Мамадали решительно пылил к соседу. Серый невзрачный ишачок трусил вдоль поросшего камышом коллектора. Мимо хлопкового поля с покосившимся полевым станом. Мимо ржавого гусеничного трактора. К пасеке расположившейся на краю поля.
Рыжебородый пчеловод Имонкул угрожающе попы-
хивал дымарем и материл наседавших пчел.Вынув очередную рамку из улья уносил в брезентовую
пристройку и долго шелестел медогонкой. Мед янтарным дождем сыпался в цинковую бочку…
Золотистая струя стекала в алюминиевую флягу.
Бородач напряженно морщился, щурил залитые
потом глаза и часто обтирал рукавом влажную лысину…
– Хорманг ! – Послышалось приветствие Мамадали.
– Будьте здоровы! – Выглянул хозяин пасеки. – Заходите в гости.- Старик спешился,привязал осла и
сел на пыльную кошму под камышовым навесом…
Ровные ряды ульев.Старенький, но ухоженный мотоцикл ”Урал” с коляской. Дюжина алюминиевых фляг. Рабочий инвентарь аккуратно сложенный у под-
собки. Пасека произвела на гостя благотворное впеча-
тление.
Отложив медогонку Имонкул,скрылся в камышах с
копченным чайником.Зачерпнув мутной воды из арыка и несколько раз окатив лысину он вернулся на пасеку и водрузил чайник на крошечную газовую плитку. – Чай будем пить.-
– Мед идет? – Поинтересовался старик.
– Слава Аллаху! – Ответил пасечник.
– Говорят у татарина волчок. Всех пчел посадил…
– У меня, не лучше.Посмотрите – Рыжебородый схватил веник и проворно припечатал к улью зазевавшегося шмеля. – Проклятые! Откуда только
берутся ? – Все хотят кушать,- Философски ответил старик. -Тому дай,этому дай…Чтобы они все пода-
вились, дармоеды !- Послышалось бульканье.Чайник закипел.Имонкул засыпал солидную порцию зеленого чая, нацедил в пиалу свежего пахучего меда, выложил на дастархан лепешки, шарики сушенного творога – курта, несколько помидоров, огурцов.И гостеприимно развел руками…- Ну приступим ! Бисмилля.- Мамадали усмехнулся – Не спеши,- И сняв с ишачка
хурджун, вынул великолепную дыню,бутыль водки и
банку кильки – Теперь приступим. Разливай! –
– Яшули!- Уважительно воскликнул пчеловод .- Вы настоящий джигит..- С удовольствием вскрыл консе-
рвную банку, неспеша откупорил бутылку и забуль-
кал по пиалам. – Ну! Бисмиля! – Соседи чокнулись и аппетитно опорожнили пиалы..
Старик невозмутимо обтер губы и захрустел огурцом. Имонкул после водки обиженно сморщился,будто глотнул серной кислоты и поспешно закусил куртом.-Хороша водка! Кто только ее придумал? А?..Не знаете?..- Яшули закачал головой. – Не знаю… – Я бы тому человеку памятник поставил.Умный, видать, был человек. Тоже о народном счастье думал. – Бородач вновь забулькал по пиалам – Давайте выпь
ем за него. – Давай! – С готовностью поддержал Мама
дали… На этот раз Имонкул пил отвернувшись в сторону,скрывая от старика страдальческую гримасу.
И оправдываясь произнес – Друзья говорят, тошно смотреть, когда пьешь. Не обращайте на меня внима-
ния.-
– Все в одиночку маешься?..А сын-то где?-
– Обещал приехать..Хороший парнишка…В колледже
Учится…Вырасту, говорит, милиционером стану.
Ничего страшного…Мне и пятидесяти нет…Сам
справляюсь…
– Дай бог тебе здоровья …А мои дети
разъехались…Только младший остался со мной.Про
дам дыни и женю его. Всего – то их у меня семеро..
Дочери моей старшей столько же лет,сколько тебе.-
– А у меня сын,да внучка.Дочь оставила.Это у нее от первого мужа.Теперь она уехала на заработки в Рос-
сию . Кажется там опять замуж вышла…-
– И у меня есть разведенные дочери …Уехали на заработки . Детишек куча. С нами живут.Что делать?Хоть и отрезанный ломоть, на улицу не выгонишь.Прокормимся, как-нибудь.
– А я своего парня к пчелам приучаю.Смотри,
говорю, учись, говорю,верный кусок хлеба,говорю.
А он собачий сын заладил,хочу милиционером и все.
Ничего в жизни не понимает дурачок. Я вот тридцать
лет работаю учителем в школе…Как собака бегаю с
высунутым языком и ни копейки за душой нету.Умру
и похоронить не на что.Хорошо что, добрые люди попались, обучили пчеловодству.Теперь все свое свободное время провожу здесь.Для сына стараюсь.
Мопед купил. Может даст бог,послужит в армии, машину куплю. Пускай катается,пока отец живой.
Может вспомнит когда.А он собачий сын не слушает-
ся. Третий день жду.А его все нет..Ленивый.Анашу курит и даже выпивать стал.В кого уродился? Не могу понять.Ну да ладно…Лишь бы был здоров.- Имонкул
грустно налил водку в пиалы. – Выпьем за наших детей, яшули!
– Да-а-а. Мы хоть и в нужде выросли,но послушными были, да работящими и очень крепко стариков уважа
ли… И никто не разводился..-
– Как же разведешься ? Если пятнадцать тысяч советскими деньгами калыма отвалил…
Солнце в зените. Припекало так, как – будто силилось изжарить все живое.Пчелы гонимые зноем спрятались в ульи, защищенные от прямых лучей солнца навесом из камышовых циновок. И только ослик покорный судьбе на самом солнцепеке отгонял мух своими длинными ушами.Когда Имонкул захме-
лел,старик следуя традиции, решил заговорить о цели
визита.
– На охоту ходишь?
– Нет.Времени нет.
– А ружье где?
– Здесь…Птиц пугаю.
– Ко мне кабан ходит.
– Да ну?
– Думал, случайные, Погуляют – уйдут.Не уходят.
Всю бахчу испортили.
– Гм.Гм. А сегодня будут?
– Каждую ночь бесятся
– Здорово! Шашлык сделаем.
Старик разлил в пиалы оставшуюся водку.
– Выпьем за удачную охоту!
– Будьте здоровы,яшули!
Рыжебородый выпил,крякнул ,положил пиалу вверх дном на скатерть и пошатываясь нырнул в пристрой-
ку .Через секунду громыхнуло пустое ведро,затем раздвинулась полотняная дверь и из щели угрожающе
высунулись спаренные стволы.
– Не надо! – Старик трусливо съежился.Грохнул выстрел,раздался звон битого стекла и от пустой бутылки лежавшей не подалеку от дехканина оста-
лись горлышко, да донышко.
Пьяный Имонкул выбравшись из пристройки торже- ственно потрясал ружьем.- Мы им покажем,где раки
зимуют.-
– Чуть меня не убил. Сумасшедший.- Мамадали рас-
строился.Но делать было нечего. Он зависел от рыже
бородого.Вскоре две пьяные фигуры, утопая в пыли , брели за дровами для шашлыка.
Проселочная дорога тянулась над самым коллекто-ром и обрывалась у ветхого деревянного мосточка соединявшего берега.
– И зачем я с ним связался ? – Думал яшули – Чуть не
убил.Лучше бы я ему и не говорил ничего.Попросил
бы ружье на ночь.Да и пугнул бы их сам.- Пока ста-
рик пребывал в горестных размышлениях, Иманкул выбрал из основания моста крайнее бревно, расшатал и стал натужено тянуть на себя. – Теперь дрова ему
понадобились…Зачем дрова? Пъяный дурень! – Мама-
дали был на грани взрыва.
– Яшули! Давайте помогайте!- Истошно завопил боро
дач, пытаясь справиться с ползущим в воду бревном. Старику пришлось повиноваться. Общими усилиями,
изжариваясь под полуденным солнцем, им удалось –таки совладать с деревом и обливаясь потом понесли бревно к пасеке.Впереди у толстого основания древе-
сины хлюпал пылью пасечник.Следом хилял Мама-
дали.- Проклятая бахча! – Невесело размышлял ста-
рик. – Пропади она пропадом…Сколько труда вложе-
но!..Сколько денег!..За землю платил.За воду платил.
За вспашку и планировку платил,За семена и удобре-
ния платил. Дай-то бог, чтобы бы труды окупились.

Скоро соседи свернули к пасеке, прошли между гудя-
щими ульями, бросили бревно рядом с подсобкой и
и обтирая потные лбы упали на кошму.
– Теперь и на слонов можно охотиться, – Иманкул припал к чайнику с остывшим чаем.
– Зачем дрова? – Старик неприязненно покосился на
пчеловода.
– Как это зачем? А шашлык на чем готовить? –
– Я думал ты пошутил.-
– А может это вы пошутили насчет кабанчиков?-
– Я сказал правду.-
– Ну раз так будет вам и шашлык.-
Самоуверенность Имонкула успокоила загрустившего
старика – Почему бы и нет?-Думал дехканин.- Ведь
можно и свиней пугнуть …И шашлык покушать мож-
но. Стреляет рыжий неплохо.Кабанчика завалит,а ночью не больно дрова отышешь, – Наконец оконча-
тельно поверив рыжебородому , – озабоченно изрек,
– Бревно-то еще расколоть надо. –
– Надо,надо! – С готовностью согласился бородач и нырнув в свой закуток, гримасничая присосался к белой пластмассовой канистре.А через минуту,сове-
ршенно умиротворенный предстал с двуручной пилой и ржавым топором.
Старик скинул халат,и основательно принялся за работу.Поначалу работа спорилась.Но вскоре, пилу
заклинило.Пришлось вбивать кол в образовавшуюся на бревне щель.Не помогло. Кол увяз в подгнившей
древесине и сломалась ручка топора.Тогда рассвире-
певший Имонкул нацедил автол из картера своего мо-
тоцикла и обильно смазал стальное полотно.Пила вроде бы пошла, но не на долго.Вскоре на сучке она опять споткнулась.
– Ээээ хватит, – Яшули устало опустился на землю,- Напильник есть? Давай напильник!- Пчеловод охотно
исчез в пристройке и отвратительно гримасничая вновь присосался к белой канистре.Потом он долго громыхал железками и вышел, без напильника, как нашкодивший кот.Напильник в конце – концов отыс-
кался в бардачке мотоцикла среди гаечных ключей
завернутых в масляную тряпку.
-Вжик-вжик-вжик! – Надолго повисло в знойном воз-
духе.Наточив пилу, и уморившись от духоты, соседи
вновь подступились к бревну.И на это раз дело пошло
Собутыльники окрыленные удачей распилили бревно
на дюжину чурбаков. После чего пила плюхнулась на
земь.
– Перекур! – Рыжий запалил ”Карвон” и опять скрыл
ся в подсобке.Старик запустил руку в карман широ-
ченных ”бананов”, изделия местных мастериц, извлек
тыквочку, вытряхнул на ладонь солидную порцию нас
вая,метнул под язык,сел на корточки и попытался оп-
ределить вес среднего кабана.
– Средний кабанчик на полста потянет?-
– Потянет,- Ответил Имонкул из подсобки
– Дрова надо впрок заготовить,-Старик озаботился судьбой будущей добычи,-Жарко.Мясо испортится.-
Надо будет сразу все пережарить, кавурму сделать..
Затем Мамадали выкатил дыню на дастархан,вынул нож висевший на поясе,разрезал ”торпеду” пополам
и соскреб семена в пустую тарелку,-Пригодятся.-
Тем временем, рыжий пошелестев медогонкой, в оче-
редной раз приложился к канистре, и выбравшись из кладовки растянулся на кошме …
– А что если удастся сразу двух кабанчиков забить?-
Старика преследовали навязчивые мысли, – тогда од-
ного можно будет продать…- Мамадали разрезал ды-
ню на три равные доли, отделил мякоть от кожуры,
осторожно,чтобы не повредить кожуру,сделал мелкие надрезы вдоль и поперек ”рыбницы” – Угощайся! –
Задремавший Имонкул поднял голову и бессмыслен-
но. уставился на старика.- Вставай! Кончать нужно с
дровами…- Яшули не на шутку увлекся и жаждал ме-
сти и добычи. В нем пробудились древние инстинкты
охотника и воина. И в куче валявшихся вокруг чурба-
ков, которые следовало расколоть на дрова,ему видел-
ся залог успешной охоты. – Вставай ! Старик потряс
компаньона. – Ааа! Успеем ,- пчеловод отвернулся от назойливого соседа и вновь захрапел.Но не тут-то бы-
ло. Мамадали приладил сломанное топорище к ржаво
му видавшему виды топору и стал его точить. – Вжик, вжик, вжик, вжик. – Рыжий не выдержал пытки, кап-
ризно заерзал, застонал и приподнявшись сел свернув ноги калачиком.- Башка трещит- После чего открыл глаза и недовольно осмотревшись,запустил толстую пятерню в сочную дыню и стал лениво ее поглощать.
– Яшули! Может еще выпьем? Башка болит,трещит.-
– Что пить? – Старик кивнул на бутылочные осколки
– Пить – то уже нечего…Водка…Кончилась водка –
– А я спрашиваю…Хотите выпить? Только честно!
– После охоты, да с шашлыком было бы неплохо..
– И с шашлыком выпьем.У меня этого добра! Честное слово,- Имонкул провел ребром ладони по заросшей шее , – вот сколько! Не верите?Не верите?
-Верю,верю, – произнес опечалившийся Мамадали.
-Нет! По глазам вижу! Не верите вы мне.- Пчеловод
вошел в раж .- Я докажу. Вы плохо знаете Имонкула.
Мое слово закон.Сказал сделал.- Мужчина попытался
встать,но не смог и на четвереньках заполз в подсобку
громыхнул упавшими ведрами и выполз, крепко при- жав к груди белую пластмассовую канистру. – Вот!
Здесь много! Очень много.Все выпьем…До дна будем пить!
– А как же охота? Дрова ? Шашлык? –
– И охота будет.И дрова будут И шашлык будет.-
– Ладно! – Сдался дехканин, – ты пей, а я полежу.-
– Нет,- возразил рыжебородый, – без вас не буду.-
– Зачем я с ним связался,- Старик удрученно распо-
лосовал оставшуюся дыню, – ну что за человек? Сов-
сем голову потерял.- Яшули неприязненно посмотрел
на собутыльника, который гримасничая, от сивушно-
го духа разлил самогон в пиалы.
– Выпьем за удачу! Берите,берите, Не стесняйтесь!-
Мамадали сделал вид,что выпил и поставил пиалу на
дастархан. – Не стыдно? А аксакал?…Обманывать в
вашем почтенном возрасте? Удачи не будет.Бахча по-
гибнет.- Рыжий налил себе еще.-Я вас жду.- Имонкул
поднял пиалу и чокнулся со смущенным стариком .
– Только не дышите.. Не нюхайте…В-о-о-о-о-т так…
На этот раз оба немыслимо сморщились и поспешили
закусить. – Вы настоящий джигит,- стал разглагольст-
вовать пчеловод, – дай вам бог еще столько же лет…
Давайте еще по одной. – Рыжебородый потянулся к
канистре. – Не-е-е-т ! – Глаза яшули испуганно округ-
лились. – Больше не хочу, не буду. – Ладно , – пожал
плечами Имонкул,- Тогда немного отдохнем. – Не до-
жидаясь ответа, упал на прежнее место и мгновенно захрапел.
– Вот тебе и охота,- размышлял удрученный старик,-
пропала бахча ! – Снял старые калоши,расстелил ха-
лат и прилег рядом с пасечником.В голове роились тоскливые мысли.- Надо справку взять в сельсовете. Без взятки справку не дадут… КАМАЗ нужно найти. Водитель в долг не повезет. Денег занять надо..У кого занять?… Всем должен.А если на блокпостах остано-
вят?… Тоже платить надо.На базаре санитарному вра- чу заплатить надо. Базаркому за место, за весы. А
если, не дай бог, останешься на ночь.Надо будет пла-
тить за ночлег.И эти пронырливые перекупщики все норовят за бесценок скупить.. А если урожай будет потравлен свиньями ? Сплошные убытки .- Убегая от тяжелых раздумий, старик закрыл глаза и уснул.
Солнце опустилось к горизонту.Над полем повисла
сизая дымка.Хлопчатник повернул свою запыленную
листву вслед багровому диску и жадно ловил его пос-
ледние лучи.Длинная тень протянувшаяся от навеса и
подсобки напоминала речную баржу.Под днищем на
пепельном квадрате кошмы,освещенные красноватым
светом бессильно раскинулись два человека.Между ними, на клеенке с кусками зачерствевшего хлеба, на
посеревших от пыли пиалах,вылизанной консервной баночке,тарелке с желтыми семечками, на объедках дынных корок деловито хозяиничали скопища мух.
Над ульями стоял сердитый гул.Пчелинные семьи укладывались на ночлег после напряженного рабо-
чего дня.Скоро зашуршали, заколыхались верхушки камыша в коллекторе. Повеяло долгожданной про-
хладой, из своих убежищ вылетели миллиарды ко-
маров. Бесстрашное воинство в первую очередь ата-
ковало спящих людей.Первым,почесывая искусанное тело, поднялся яшули.Больной и угрюмый он обре-
ченно уставился на спящего пчеловода. – Понадеял-
ся на шайтана.Зря деньги потратил,- Рыжий храпел беспечно раскинув руки. – Побаловал шашлыком…
Хвастун! – Старик грубо толкнул напарника,-вставай!
Вечер уже…Эй Имонкул! – Грузное тело пчеловода
колыхнулось, на мясистом лице проступила недоволь-
ная гримаса, но глаза не открылись.- Вставай,пьяница
– Спать хочу – пробормотал пасечник – Бай-бо-оо! И
зачем я с тобой связался? Поверил тебе? Помощи поп-
росил.- Недовольство исподволь зревшее в дехкание
прорвалось наружу.- Несеръезный ты человек. Разыг-
рал старого человека.Заставил дурака валять!- Рассер-
женный Мамадали вскочил на ноги. – Спи сколько хо
чешь.Я ухожу!-
Имонкул приоткрыл удивленные глаза,звонкими оп-
леухами расправился со вздувшимися от крови насе-
комыми. – Не надо зря шуметь Сказал помогу. Зна-
чит помогу.- Виновато произнес он в ответ аксакалу.
Будь человеком! Дай мне ружье. – Взмолился старик,- сам как-нибудь справлюсь…- В ответ бородач подня-
лся с кошмы, лениво потягиваваясь,подобрал кани-
стру и скрылся в подсобке.Здесь он спрятал самогон.
Неспешно разложил матрац на раскладушке,развесил
марлевый полог.Достал пузырек с пахучей жидкос-
тью и обильно им смазался.После чего снял с гвоздя
патронташ,рассовал патроны по карманам,прихватил
ружье и добродушно ухмыляясь направился к бахче.
Яшули,облегченно вздохнув, поплелся за пасечником.
Однако между ульями Имонкул вдруг остановился и
горестно запричитал – Вой-вой-вой! Собачье отродье!
Зарезали меня!Без ножа зарезали!Что делается а? Вы посмотрите, что делается ? – Я тебя не понимаю,- вст-
ревожился старик.- Смотрите! Завопил пасечник и по-
казал дехканину пчелиные трупики валявшиеся у лет-
ков.- Пчелы дохнут!- Вой!Вой!Вой! Что я теперь буду
делать? Три поля сменил.Расплода нет!По горсточке
пчел осталось в семьях.Все погибло! Вой!Вой!Вой!
Протрезвевший бородач сел на улей и, обхватив голо-
ву бессильно застонал.Старик понял,что охота не сос-
тоится и понурившись побрел на бахчу. Когда яшули
удалился на значительное расстояние Иманкул вспох-
ватившись закричал. – Берите… Берите ружье! –

– Может, так оно и лучше. – С ружьем наперевес Ма-
мадали вышел к бахче,отыскал кабаньи следы и по ед-
ва заметным в наступающих сумерках углублениям направился к камышовым зарослям.Извилистая звери-
ная тропка рассекая многолетнюю чащу,вела к заболо
– ченной низменности.Вскоре запахло гнилью,зачавка
ла почва под ногами,тростниковый коридор сузился
и тропинка уперлась в узкий арык, на дне которого местами поблескивала стоячая вода.Видимо, именно отсюда через этот заброшенный водозаборник и приходили кабаны.
Место для засады было идеальное.Здесь животные не
могли пройти незамеченными.Мамадали засел в камы
шах и притаился нацелившись в сумерки…
Луны не было, да и не ожидалось.Появились звезды.
Призрачный свет едва освещал контуры человеческой
фигурки скрючившейся в камышах.Если бы не назой-
ливое жужжание комаров,агрессивно наседавших на
старика,все было бы чудесно.Но их ненасытным жа –
лам было доступно буквально все.Облепив со всех
сторон лицо,шею,руки и ноги,они умудрялись кусать
всюду.Поначалу яшули терпел,боясь потревожить ти-
шину.Но постепенно и ему видавшему виды человеку стало невмочь.Он ожесточенно расчесал тело и лег на спину.Спина по крайней мере, теперь была защищена.
Но не тут-то было.Насекомые не унимались.Более то- го,по-видимому, на бесплатное угощение слетелись все болотные вампиры.Пришлось отложить ружье,
снять и укрыться халатом.Стало легче,но теперь он ничего не видел..-Услышу если что- успокоил совесть и всю ответственность за охоту переложил на собст-
венные уши.Гул моторов сдальней автострады,тихий шелест камыша и треньканье цикад постепенно уба-
юкали старика.- За все рассчитаюсь… Теперь то вы от меня не уйдете,- прошептали усталые губы,глаза за-
туманились и Мамадали мирно отошел ко сну.
А кабаны тем временем преспокойно прошли мимо
”охотника”,выбежали на на бахчу и стали увлеченно
играть в футбол. Морды животных удивительным образом напоминали местных хапуг.Вороватого хо-
кима, жадного налоговика, угодливого председателя сельсовета,вымогателя санитарного врача, хитрована
базаркома. Одним словом, на этот турнир съехались животные со всей округи.
– Бей! Бей! Мазила! – Игроки возбужденно орали и калечили стариковские дыни.Но как бы они не изощ
рялись не могли открыть счет.Вратарь попался надеж-
ный и мастерски отбивал дыни. – Бей! Бей! Кричал толстый боров похожий на начальника милиции.И вынув пистолет стал стрелять в воздух -Бей! Бей его!
Воодушевленные выстрелами кабаны стали атаковать ворота с новой силой. Голкипер странным образом по
хожий на Мамадали отчаянно сопротивлялся. Он отбивался от летящих дынь руками,ногами,головой и всем телом пока перед ним не выросла солидная гора изувеченных плодов.Но игроки не унимались, как – будто бы и впрямь задумали уничтожить старика.
– Остановитесь! – Взмолился дехканин .- Вы играете
не по правилам! Вы играете в одни ворота! – Но разве животные понимают человеческую речь? Поэтому ни
кто его не услышал.Яшули вспомнил про ружье.Ну-
жно было стрелять.Но ружье попалось дрянное.Пули никелированными шариками выкатывались из ство-
лов и зарывались в грядки прямо у ног…
Проснулся старик перед самой бесславной кончиной,
когда свиньи дружно гогоча,стали топтать и бить его распластавшегося на земле пудовыми ”торпедами”
Судорожно скинув с лица душный халат,он увидел
Все то же черное небо над метелками камыша и те же
низкие звезды.И тут же уловил тяжелое дыхание и
грузный шум чьих-то шагов.По звериной тропке со
стороны бахчи приближался большой и тяжелый
зверь.Теперь это не было кошмарным сном.
Старик осторожно выпростал руку и злорадно потя-
нулся к ружью.- За все рассчитаюсь! – Это была кров-
ная месть за поруганное поле и потерянные надежды.
Повернувшись на грудь он поставил локти на землю
и бесшумно снял курок с предохранителя…Но тут
ему показалось,что животное почуяло засаду.Шаги
замедлились, а вскоре и вовсе прекратились.Охотник
замер,перестав дышать.Послышалось неясное шурша-
ние,после чего чиркнула спичка и робкое колыхание
огня осветило сонную физиономию Имонкула.
– Яшули? – Тихо позвал пчеловод,-где вы?Мамадали опустил ружье и разочаровано замер,-стоит ли от-
зываться?-Где вы? Яшули!- Рыжебородый нереши-
тельно потоптался перед арыком и опять чиркнул
спичкой. – Здесь я! Здесь – Сдался старик.- Комары
не сожрали?- Участливо спросил бородач и протянул
пузырек ,- вот намажтесь этим. – Сожрали,как не сож-
рать?-Дехканин вспомнил своих злых недругов и оби-
льно смазался, маслянистой жидкостью.- Пришел вот-
виновато произнес пасечник. – А что с пчелами? –
– От гербицидов это.- Имонкул обреченно вздохнул ,- придется новое поле искать.Еще вчера заметил, что пчелы гибнут.Думал случайно.Подмел.Почистил землю перед летками …А оказывается не случайно .
Теперь придется переезжать. А жаль.Хорошее было место и вода рядом и дорога –
– Жалко мне тебя, – ответил Мамадали, – такой же бедолага маешься, как и я – Потом они долго молчали,
занятые своими безрадостными мыслями пока вновь
не стали одолевать комары. – Что они во мне нашли?
-судорожно зачесался пасечник.- Хоть отдохнули бы
Что ли?-Лекарство у тебя слабое,-усмехнулся старик,
– видать не помогает.- Может мне закурить,а? – Не на-
до! Кабан заметит. Больно много шумишь, спички
жжешь.Лекарство принес вонючее, -Яшули пригубил
табакерку.- Если хочешь,могу дать насвай.? –
– Хочу!- Рыжий приложился к тыквочке и через неко-
рое время смачно сплюнув, обалдело уставился в пус-
тоту.- Крепкий насвай, голова закружилась.- Пчело-
вод застонал и его стошнило.
– Это тебе не сигареты, здесь привычка нужна.-Наста-
вительно произнес дехканин,- не беда!Скоро пройдет.
Скоро, притихший было бородач вновь засуетился .
– А черт теперь живот заболел ! В туалет хочется.-
– Иди если хочется .- Сморщился старик! – Только по
дальше отсюда.- Рыжий,спотыкаясь,побрел назад по
тропинке и скоро, примостившись в сторонке, оглу-
шительно затрещал.
-Ну вот! Все испортил, шайтан,- забормотал Мамада-
ли,-какой зверь теперь придет?-Вернулся Имонкул проклиная комаров и усиленно расчесывая зад.-Все покусали.-
-Тихо! Помолчи! – Строго оборвал его Мамадали и напряженно вслушался в ночь.Где – то плсенула во-
да, зашуршал камыш и жалобно заплакал ребенок..
Затем второй,третий,четвертый.Целый хор детских
голосов. Это были шакалы.Тоскливый плач перешел
в дебильный хохот и медленно затух.Собутыльники
молчали вслушиваясь в ночь.Но после того,как шака-
лы удалились вновь запыхтели и яростно зачесались,
размазывая свою кровь по всему телу.Тем временем
воздух посвежел, с Аму-дарьи потянуло сыростью и запахом тины. Засверкала звездочка на черном гори-
зонте. Скоро утро.
– Почему не пришли? Каждую же ночь сюда шастали.
– Может другой тропой прошли ? Может они уже на
бахче?- Мужчины встали,отряхнулись,размяли оне-мевшие ноги и с надеждой пошли назад к огородам.
Миновав камыши,охотники крадучись обошли бахчу.
Осмотрели прилегающий кустарник и ничего не обна-
ружив, решили поспать.- На! Возьми свой мултук! – Старик отдал ружье и запустил руки в карманы штанов за патронами. – Патроны оставьте, яшули, – остановил его Имонкул,- Вечером понадобятся.- Ладно, будь здоров! – Пока! – Рыжебородый запылил вдоль коллектора,а яшули попрощавшись с соседом вернулся к своему шалашу,разложил кошму со спаль-
ными принадлежностями,залез под ватное одеяло и мгновенно заснул.
Когда Имонкул вернулся на пасеку и кое-как подотк-
нув концы марлевого полога свалился на скрипучую
раскладушку,ему почудилось,что по пасеке кто-то хо-
дит. – Может опять яшули? – Бородач высунулся из
полога.- На фоне слегка засиневшего горизонта ни-
кого не было видно. Слишком уж подозрительно вел себя незнакомец.- Воры? А что воровать? – Вдруг со стороны ульев послышались шаги.Сон моментально улетучился .Нервы напряглись до предела.Имонкул мгновенно вскочил с раскладушки,подобрал ружье заброшенное в угол, и быстро выбрался из подсобки.
Между ульями, в наступающих утренних сумерках,
пробирался громадный серый зверь.Он шел опустив голову и шумно вдыхая запах меда.Пока пчеловод собирался с мыслями,животное миновало пасеку и направилось к хлопковому полю.- Кабан!- Взволнова-
нный Имонкул выстрелил вслед, а когда взбрыкнув-
ший зверь ринулся в глубь хлопчатника,припустив-
шись следом послал вторую пулю.Под ногами тяже-
лого животного затрещали хрупкие стебли хлопчат –
ника.Светлое пятно стремительно пересекло чернею-
щую плантацию и скрылось в зарослях камыша. Как
раз в том направлении откуда не так давно возврати-
лись ”охотники”.
– Что случилось? – Прибежал Мамадали. – Кабан!- Рыжебородый трясся в нервном припадке.- Две пули
всадил. Далеко не уйдет.- Окрыленные неожиданной
удачей, соседи нарубили дров,соорудили мангалку,
и развели в нем огонь. Изготовили шампуры и когда рассвело пошли на поиски раненого зверя.
Сквозь хлопья рассеивающегося тумана двигались
две человеческие фигуры Впереди,размахивая ружьем
,шел коренастый и упитанный Имонкул, удивительно похожий на торжествующего сатира.За ним трусил высокий, худосочный Мамадали с больщущим тази-
ком для мяса.Пятна крови вели вглубь камышиного
царства.Обезумевшее животное пробило брешь в гус-
том тростнике и вышло к давешней звериной тропке,
где была устроена засада. – Я сюда! – Скомандовал пасечник – А вы туда! – И двинулся по сухому руслу арыка. Мамадали безропотно подчинился приказу и
волоча за собой неуклюжий тазик потащился по трос-
тниковому коридору к своей бахче.Выбравшись из зе-
леной тесноты он сразу увидел раненного зверя.Кабан
лежал в отдалении и ,казалось, уже испустил дух.
– Имонкул! Имонкул! – Восторженно закричал старик и молодецки подпрыгивая помчался к тому месту, где лежала серая тушаУслышав победный клич собутыльника,Имонкул, не разбирая дороги, помчался назад. Скоро исхлестанный камышом он выбрался к огороду и , увидев трагическую позу старика,нереши-
тельно замер.Мамадали стоял посреди бахчи с протя-
нутыми к небесам руками. – Бай-бо-оо-охо-хо!-Горестно сокрушался старик,жалуясь аллаху на горькую судьбу. После каждого возгласа скорбные глаза его устремлялись на грядку,где в окружении желтеющих дынь лежал его издыхающий ишак.. Бог богом но дальше так продолжаться не могло.

Абдулазиз Махмудов.
bulatmalik@mail.ru

Источник – ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи – http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1261775700

Det här inlägget postades i Uncategorized, Ҳикоялар. Bokmärk permalänken.